«

»

Ноя 08 2014

Алкогольный этюд

Оригинал взят у onoff49 в Алкогольный этюд

Продолжу ране начатый разговор: быть хирургом- предпочтительнее, чем терапевтом.
Ушёл на целый день в операционную и — трава не расти!
Никто не достаёт звонками, приказами, просьбами, ценными указаниями и «примите меры: ваш Липкин опять обматерил замглавврача по оргметодработе».
И что заметил: в день, когда нет операций, решаешь десятки различных проблем и закавык, которые без тебя, ну ни как и никто решить не может. Ломаешь голову себе и другим , звонишь, ругаешься, «просишь лично», намекаешь : «если что, то и мы вам поможем»....
А уйду в операционную, и все эти проблемы прекрасно утрясаются без меня на уровне старшей медсестры.
Не было такого случая, что бы ворвались в операционную с криком: «П.К.! Опять в пятой палате унитаз забился и всё наружу! А сантехники идти к нам отказываются после того случая!»
Сегодня день начался вполне обычно: прооперировали Иванова, а затем — Петрова. Захужел Сидоров- мы и его прооперировали.
Но как только закончили с Сидоровым- звонок из реанимации: «Дуйте к нам срочно! Ваш утренний Иванов зафишерил!».
И в самом деле, синдром Фишера- Брюге у Иванова налицо ( на лице?): правый глаз — уехал до максимума кнаружи, зрачок —широкий, как прорубь с чёрной водой и мёртвый - на свет не реагирует.
Иванов сам уже не дышит и пристёгнут к ИВЛ. Сердце работает через раз: стукнет, , подумает секунду- другую и снова - «тук», но уже слабее. Типа — надоело.
Наши больные всегда так умирают: сначала перестают дышать, а потом, через некоторое время — останавливают сердце.
Потащили Иванова туда же, в операционную, но уже без всяких иллюзий.
Когда всё закончилось — идти домой было поздно: пока отмоешься, переоденешься, доберёшься до дома.... Как раз пора будет бриться и возвращаться на работу.
Поэтому решили выпить.
Набилось нас в кабинет к офтальмологу четыре человека. Два подельника — хирурга и пара бездельников, которые сами в операции не участвовали, но им интересно было: чем всё это кончится?
Чуть позже притащился ещё и дежурант Брайловский. Брайловский не пьёт уже пять лет, потому, как он алкоголик в «завязке», но ассистировать пьющим — сам не свой: посуду поднести, закусь организовать из недоеденного днём, стулья недостающие найти.....
Говорят : все хирурги-пьяницы, а у нас даже подходящей посуды под это дело нет!
Пьём из чайных бокалов и элитные коньяки, и вина заморские и отечественный портвейн, если ничего другого не подвернётся, ну и, конечно, её родимую о 40 градусах.
Кстати, кто придумал, что хирурги любят пить спирт? Этим клеветникам приходилось его употреблять внутрь? Гадость ведь неимоверная: воняет резиной, дерёт горло, сушит во рту до такыра слизистых. Кодовое название спирта - «шило». Это точная характеристика питейных качеств данного напитка.
И что удивительно: сивушных масел, на которые вешают всех собак, в спирте нет, а похмелье от него — жесточайшее.
Пивали мы его в пору горбачёвского антиалкогольного безумия. Но и тогда — редко.
Благодарные больные не давали своим докторам засохнуть: подношения хорошего алкоголя не иссякали и во времена реформ.
Вот и сейчас: решили выпить, а в наличии только три бутылки импортного шампанского. . Стоит, со слов притащившего его Брайловского, «сумасшедшие деньги». Сколько же его надо выпить для достижения цели?
Брайловский мастерски откупорил первую тяжёлую, тёмного стекла бутылку и аккуратно разлил пенящуюся влагу по бокалам.....
Я видел сотни больных, травмированных бутылкой по голове.
Удары пустой бутылкой из- под «Столичной» не идут ни в какое сравнение с ударом посудиной из- под шампанского.
Подчёркиваю- пустой! Когда бьют непочатыми бутылками — результаты схожие.
Ещё из водочной бутылки делают «розочку» и полосуют ею по живому. Но это уже- не к нам, а к хирургам.

Выпили не чёкаясь за Иванова.
Липкин пустился было в клинические разборки полёта и в «если бы, да кабы», но был грубо остановлен. Вернёмся к этому позже, когда эмоции улягутся.
Брайловскому было предложено не болтать ногой под столом. Она у него — как маятник: туда -сюда! Как сумасшедший, ей богу.
Брайловский обиделся, ногой болтать не перестал и принялся нас всех уличать:
- Вы же сами все - алкоголики! Думаете — нет? А вы попробуйте дня три ничего не пить. Ни пивка с устатку, ни три рюмки для аппетита, ни полбанки винишка под приятную беседу. На четвёртый день психоз выдадите! Или — на пятый. Это — индивидуально. Я уже на второй день такой диеты бился на вязках в дурдоме.
Помолчал горестно минуту- другую, прихлёбывая свой чифирь, а потом продолжил:
- Пить легче, чем трезвым жить. Пока запой — ничего не соображаешь, ни о чём не горюешь. Главное- что бы было чем себя от объективной реальности отключить. Качество напитка — без разницы. Лишь бы горело.
Потом, когда из запоя выходишь — ни о чём, кроме своего здоровья, не думаешь. А ещё позже, когда оклемаешься, столько надежд появляется и планов! Категорию получить, на специализацию съездить, жену в Египет свозить....И так все бережно тогда ко мне относились! «Он уже второй месяц не пьёт!» шептали с восторгом и надеждой. Жене моей памятник надо бы поставить! Интересно, где она теперь?
Я возразил:
- Брось ты, Саша! Ты — молодец. Не многие способны так изменить свою жизнь. Сейчас ты — уважаемый человек, первый претендент на переход в ординаторы отделения. А у нас, ты сам знаешь, высокие требования к морально- деловым качествам претендентов!
Тут все дружно заржали.
Но гордый человек Брайловский сказал надменно:
- Я, может быть, и не пойду к вам в отделение! Я лучше в нейротравму пойду! Там — живая работа. Больные — простой народ, без заморочек. Там главное быть хотя бы чуть -чуть трезвее пациентов. А требования... Так это у вас ко мне непьющему такие высокие требования. К пьянице же какими они могли быть ? Главное, чтобы не пил. А сейчас? Работать надо хорошо, выглядеть — прилично, общаться — вежливо, материться — боже упаси. Мне уже бабы просто так не отдаются и требуют, что бы прежде обещал жениться! Раньше бегал пешком, да на трамвае ездил и никого это не удивляло. А теперь морды воротят: «Что это у вас и автомобиля нет?!».
Раньше меня почему с работы не увольняли? Жалко было. Все говорили: «Как же так — увольнять?! Надо бороться за человека! Надо ему помогать, надо его лечить!». А сейчас накропает на меня безумная Варвара из третей палаты жалобу о моих сексуальных к ней притязаниях — уволят в два счёта и со свистом!
Тут опять все заржали! Варвара- это да! Варвара — может. И главное, очень ведь приятная внешне и молодая женщина, но опасна — как змея подколодная. Если её психиатры на днях не заберут, ничем хорошим её пребывание в нашем отделении не закончится.
Тут в дверь постучали условным стуком и в кабинет заглянула постовая сестра Маша.
- Александр Григорьевич!- сказала она обращаясь к Брайловскому — Мы вас ждём. Больной уже в перевязочной.
Брайловский смущённо засопел, грохоча стулом выбрался из- за стола и поспешно вышел из кабинета.
- Что за перевязка в час ночи?!- всполошился Липкин. - Чей больной? С ума они что ли посходили? Тут сидят живые врачи отделения, а эта Машка к дежуранту обращается! У дежурантов есть своя операционная сестра. Они с ней должны перевязки делать. Я сейчас....
- Сиди лучше!- остановил его Нифантий.- На этой перевязке ты будешь третьим лишним
И обращаясь уже ко мне, Нифантий сказал:
- Тут что- то делать надо. Ты бы поговорил с этой Марией. Мужа нет. Говорят — повесился бедолага. Двое детей. Вцепилась в Брайловского, как клещ- не оторвать. А Сашка — добрый человек. Пацанам её носы вытирает, в школу водит. А Машка- девка скверная. Она ведь раньше у моей Аллы в диспансере работала. У двоих врачих мужей увела. Увела, измочалила и выгнала. Не дай бог оформит с ней Саша отношения — со свету сживёт. Я с ним говорил, но он — как опоённый. Может быть поискать Сашкину жену? Они ведь официально не развелись. Сашка её любит, это точно. Попробуем?
- Хорошо- сказал я.- Но у вас у самого, какие дела с Аллой? Опять она мне по телефону каждый день на вас начала жаловаться. Опять в ревнует не понятно к кому. Был месячный перерыв в звонках. А теперь — по- новой....
Нифантий засмеялся:
- Я и сам не понимал, почему она целый месяц была такой ласковой и покладистой! А потом узнал в чём дело! Есть у неё три близкие подруги. Так у этих подруг мужья в течении года умерли. И все — от рака лёгких. И все — мои ровесники! Месяц жил, как в санатории. Пушинки она с меня сдувала. Одно было плохо: стоило кашлянуть — впадала в панику: рыдала и умоляла сделать КТ лёгких. Но сейчас — успокоилась. Поняла, что помирать не собираюсь и взялась за старое. Сам знаешь- бред это. Лечится не хочет..... Что-то газировка это в меня не лезет.
Я повернулся к Липкину:
- Вот тебе ключ. Сходи ко мне в кабинет. Там на нижней полки стеллажа у левой стены, за многотомным руководством по неврологии, стоит флакон с полиглюкином. Будь добр- принеси.
- А зачем нам полиглюкин? Пить что ли?
- Вот именно! Давай иди! Спирт в этом флаконе. А шампанское оставшееся, если Брайловский разрешит, отдадим на Новый год постовым сёстрам. Давай- давай, поспешай! Что-то мне совсем невмоготу стало.

http://vitaliiskoray03.livejournal.com/344379.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>