«

»

Май 15 2013

Сага об Иванове

Иванову хронически не везло. Кроме как невезением, ничем другим все случающиеся с ним неудачи объяснить было невозможно. Ну почему? Этот вопрос мучил Иванова всю жизнь. Он всё делал правильно. Вовремя платил комсомольские взносы. Потом регулярно платил профсоюзные. Никогда не писал заявления в профком на бесплатную профсоюзную путёвку в санаторий. Не пропустил ни одного субботника.

Он никогда ни единым словом не намекнул начальнику конструкторского бюро родного велосипедного завода, что пора бы уже повысить зарплату. Когда нужно было кого-нибудь отправить в месячную командировку в Монголию, для передачи шефского опыта, вспоминали об Иванове. Наверно, мне нужно вступить в партию? – подумал, как-то, Иванов и, не откладывая дело в долгий ящик – вступил. Полгода регулярно ходил на партийные собрания. Вёл очень правильную жизнь. В курилке говорил только о футболе. Через полгода партию разогнали. Ну что, скажете, не злой рок?

Стоило Иванову вступить в партию, как её разогнали. Надо же что-то делать, Иванов? – говорила уже немного подкисшая невеста Лидия, - Так мы с тобой никогда не поженимся! Да, действительно надо, наконец, что-то предпринять, - подумал Иванов, - что я, в самом деле? И, трепеща в душе, отнёс в технический совет, долго вынашиваемый им проект пятиколёсного велосипеда. Да, не ожидали от тебя, Иванов, - сказали в техническом совете, - жди. Но тут случилось совсем уж неожиданное. Пал железный занавес и отечественные велосипеды стали никому не нужны – ни двух - ни пятиколёсные.

Завод закрыли, Иванова выгнали по сокращению. Растерянный и потерянный бродил Иванов по улицам Москвы, по которым ветер носил грязные бумажки. Такие же растерянные и потерянные бродили по улицам Москвы Петровы и Сидоровы, время от времени сбиваясь в кучки и что-то там заговорщицки обсуждая. Правильный Иванов к кучкам старался не прибиваться. Но ему всё равно продали газету известного российского защитника славян Брюханова «Послезавтра». Спрятавшись в дремучих зарослях парка Сокольники, Иванов, с купленной на последние деньги бутылкой пива приступил к прочтению скандально известной газеты.

Запретный плод манил и притягивал. В груди щемило, как когда-то в школьные годы, когда он украдкой показывал одноклассницам писюн. Из парка Иванов вышел совсем другим человеком. Пиво ширилось и заполняло собой грудную клетку. Вот! Вот пишет человек! Я был слеп. Как я был слеп! Это они. Они погубили мою жизнь! Погубили страну! Эту ночь Иванов спал глубоким сном уверенного в себе человека. На следующий день Иванов умышленно не стал избегать кучек Петровых и Сидоровых. Он подходил, прислушивался из вежливости минут пять, а затем провозглашал:

- Надо спасать Россию, ребята! Бить жидов. Пока не поздно.

На него смотрели, как на провокатора, но и не гнали. У Иванова проснулся интерес к истории. Он стал копаться в подшивках старых газет. С каждым днём его понимание ситуации становилось всё яснее, а душа переполнялась собственной значимостью и ответственностью за страну. Иванов стал ходить в церковь. Вот, вот она, наша извечная русская культура. Родная старина, - думал Иванов, принюхиваясь к запаху ладана. Иногда, по большим праздникам, Иванову удавалось пробиться в первые ряды и тогда он, млея от восторга, крестился в унисон с заходившим в церковь
по праздникам Стрючковым.

Жизнь Иванова обрела смысл и твёрдое направление. Его захватила мысль построить своё генеалогическое дерево и найти того легендарного Иванова, который стал родоначальником всех Ивановых на Земле.

Что? Что это такое? Из вороха маминых справок, корешков квитанций и талончиков на Иванова с фотографии смотрели два живых еврейских глаза. «Дорогой Софочке от Рабика. Рабинович». Мама, мамочка! Что это такое? Софья Марковна Иванова потупила взор. Сыночек. Ты уже большой. Ты должен знать. Это твой настоящий отец.

Три дня Иванов не выходил на улицу. Он сидел у окна и размазывал по щекам скупые слёзы. Это рок. Меня преследует злой рок. Ненавижу эту проклятую страну. Здесь всё делается через жопу. Месяц Иванов ходил, как в воду опущенный, а потом стал собирать справки для отъезда в Израиль. В посольстве паспорт Иванова долго с недоверием вертели в руках и задавали наводящие вопросы. Не служил ли Иванов в КГБ? Не служит ли сейчас? Что Иванова интересует в Израиле? Иванов с трудом сдерживался, чтобы не послать всё посольство вместе с Израилем на йух, всё-таки семена, посеянные Брюхановым и его газетой «Послезавтра» делали своё подлое дело. А это что такое? Недоверчивый, старый плешивый посол перебирал бумажки с изображением пятиколёсного велосипеда. Так вы изобретатель велосипедов? Что ж вы сразу не сказали!

В Израиле Иванов долго принюхивался к новой Родине. Всё здесь было не такое. Всё возмущало его исковерканную русскую душу. Но особенно его возмутила реплика, мимоходом брошенная каким-то кучерявым байстрюком:

- Ну вот, ещё одна русская свинья прикатила.

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>