«

»

Июн 21 2012

Трусы

Продолжение, начало здесь http://shvetsoff69.livejournal.com/180340.html и далее по тэгам.

Сейчас, когда Белов горем убитый шел домой, фигуру ненавистного тестя затмил образ Черных. Он рисовался в воображении Олега едва ли не воплощением всех демонических сил, сплотившихся, чтобы уничтожить его жизнь и разрушить карьеру перспективного работника ООО «Эксподрев». И даже тесть по сравнению с Черных казался теперь Белову милейшим стариком, а Гитлер и вовсе топтался теперь где-то на третьей позиции.

– Все! Все кончено… – бубнил себе под нос Олег Игоревич. – Вся жизнь теперь кувырком из-за этого клоуна. Не, ну ладно я спешил. Вполне допустимо, что из двух совершенно одинаковых пакетов я выбрал не тот. Нонсенс, но такое случается. Но этот… этот Черных… он-то куда глядел?! Смешно даже, взял чужой пакет и даже не посмотрел, его ли он? целы ли, в конце концов, эти его трусы… Эх, – продолжал сетовать Белов, – найти бы этого Черных, да дать ему по морде… Два раза двинуть, что бы знал, скотина! Нет, два мало, три раза в рыло сунуть…

Телефонный звонок прервал построение планов мести. Олег с грустью извлек из капмана свой мобильник без задней крышечки и ответил на вызов. Услышав, кто звонит, Белов едва не выронил телефон от удивления. Звонил тот самый человек, которого Олег только что намеривался жестоко наказать. Казалось, что само провидение посылало ему в руки Черных, чтобы месть осуществилась и справедливость восторжествовала.

Игорь Олегович без особых оскорблений изложил все, что он думает о Белове, не преминув упомянуть, что «честные и порядочные люди чужих пакетов не хватают», и что при других обстоятельствах такое деяние расценивается не иначе, как воровство. Обвинительная речь Черных была построена убедительно и доказательно. Кроме того, нотки металла в голосе Игоря заставили Белова крепко задуматься. Воинственное настроение Олега куда-то пропало и желание сунуть два или три раза в рыло чудесным образом исчезло.

Месть Олега ограничилась лишь тем, что, не дослушав собеседника, он нажал «отбой»:

– Пошел ты! Мне и так тошно, ты еще тут будешь…

Но Черных был человеком упорным, он продолжал непрерывно звонить Белову. В конце концов, тому надоели эти звонки и он резко спросил:

– Что вам от меня нужно?! 

– Трусы.

– Не понял.

– Что тут непонятного? Я вам отдам вашу катушку, а вы мне мои трусы… в смысле женские трусы, что к вам попали из-за вашего недосмотра.

Даже если бы Белов не возражал против обмена, то отсутствие этих самых трусиков ставило крест на этой затее.

– Оставьте себе катушку, и не докучайте мне больше. Мне она теперь не нужна.

– И мне она не нужна!

– Выбросьте ее, – посоветовал Олег и отключился.

Черных продолжал звонить, пока выведенный из равновесия Олег снова не ответил:

– Я же сказал, чтобы вы больше не звонили. Смешно даже, насколько люди бывают непонятливыми… Да, кстати, откуда у вас мой телефон?

– Мне ваша супруга дала, или сестра… не знаю, кем приходится вам эта дама...

– И что вы ей сказали? – обеспокоено прервал его Белов.

– Ничего особенного. Сказал, что вы по ошибке забрали мои трусы. Ну в смысле женские трусы, принадлежавшие мне.

– А вот это уже совсем не смешно. И что она вам сказала?

– Она дала мне этот номер и сказала, чтобы ей я не звонил, так как вы там больше не живете.

Олег присвистнул от полноты чувств.

– Алло, алло…

– Вы разрушили мою жизнь. Всю! Полностью! До основания! Что же еще вам нужно?

– Трусы, – с тяжелым вздохом повторил Черных. – Я могу подъехать в удобное для вас место.

– Вот ты достал меня со своими трусами, – чуть слышно проговорил Белов.

– Что вы сказали? Вас плохо слышно.

– Плохо слышно, говорите?.. – чему-то заулыбался Олег Игоревич. – Ну-ну.

– Так что по поводу обмена? Куда мне подъехать?

– Хорошо, – согласился Белов, – приезжайте за вашими трусами. Они у меня дома… записывайте адрес.

– Угу…

– Улица Натальи Большегрудовой, 38 «а», квартира 39.

Белов диктовал адрес своего тестя и упивался местью. «И как это мне в голову пришла такая умная мысль, свести этих двух идиотов вместе?!» – восхищался собой Олег Игоревич.  

 

Вскользь в нашем повествовании мы уже касались такой значительной фигуры, как Виктор Терентьевич  Скопцов. Помимо любви к русскому языку этого человека отличали горящий взгляд коммуниста и… уши. Вот какая ирония судьбы – у этого слабослышащего человека были несоразмерно большие уши. Нет! Уши Скопцова не были большими, они были огромными и даже еще больше. Если у знаменитого мультперсонажа Чебурашки и был прототип, то им мог являться Виктор Терентьевич.

Но и этого было мало Скопцову. Возможно, он считал свои уши недостаточно большими и постоянно теребил их и оттягивал за мочки ушей. Впрочем, это происходило лишь в минуты крайнего волнения. А сейчас был как раз именно такой случай. В настоящий момент Виктор Терентьевич сидел в одних трусах на кухне и сочинял жалобу на работников местного ДЭЗа.

«Районному прокурору», – большими, как собственные уши, буквами вывел Скопцов в углу тетрадного листа. Виктор Терентьевич задумался. Он не знал, как озаглавить сей документ. Заявление?.. Но дух документа не соответствовал заявлению. Прошение? Это было лучше, потому как Скопцов именно просил, но от этого слова веяло старорежимными челобитными и тому подобными.  Жалоба? Нет, Виктор Терентьевич не жаловался, а просил принять меры, он требовал.

– Точно! – обрадовался Скопцов. – Требование.

«Товарищ прокурор», – написал Виктор Терентьевич под словом «Требование» и скривился, как от зубной боли. Какой он ему товарищ, когда в стране при попустительстве власти, которую этот прокурор представляет, творятся такие беззакония?!.. Какой он ему товарищ, если идеалы коммунизма преданы этой властью?!   

– Сталина на вас нет!.. – пригрозил кактусу Скопцов обгрызенной ручкой. – Уж он-то бы живо с вами… В 24 часа!

Виктор Терентьевич перечитал написанное и решил оставить обращение товарищ без изменения, ибо написать господин для него просто не представлялось возможным.

&‐ Ай-яй-яй, – заволновался он снова, – прокурор – слово-то не русское, оно ж иностранного происхождения. Как же мне его обозвать, чтобы по-русски?.. Прокурор – это должностное лицо, осуществляющее надзор за исполнением законов и привлекающее к ответственности нарушителей закона. Но не могу же я все это написать! Хотя, он же и государственный обвинитель…

Скопцов зачеркнул прокурор и написал государственный обвинитель, решив, что когда закончит свое «Требование» переписать его начисто. «Обращается к вам ветеран труда...» – написал он и тут же вычеркнул «ветеран». Это слово пришло к нам из далекой Римской империи. Но потеребив уши и подергав их в разные стороны, Виктор Терентьевич решил-таки оставить «ветерана», так как не подобрал аналог русского происхождения.

– Итак, – диктовал себе Скопцов, – ветеран труда, ударник социалистического труда, обладатель Знака почета, заслуженный фрезеровщик алюминиевых болванок Скопцов В.Т. Прошу вас разобраться с бандой оголтелых бюрокра… нет-нет, не бюрократов! Чиновников. Или даже вот так… Чинуш-взятковымогателей, окопавшихся в местном ДЭЗ №28. У меня в ванной... – это слово  Скопцов зачеркнул. – У меня в помывочной комнате протекает… протекает открывалка холодной воды и душ, о чем работники… Безответственные работники ДЭЗа были мною уведомлены седмицу назад.

Творческий процесс был самым бесцеремонным образом прерван громким стуком в дверь.

Продолжение следует. Подробнее на http://trussi.ru/

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>