«

»

Авг 04 2010

Рассказик.

Картинка 15 из 34818

Первое впечатление.

 

 

 

            Анатолий был против того, что бы она покупала ему билет, но переубедить Риту было невозможно. Она сама съездила в железнодорожную кассу, приобрела билет для себя и для Анатолия. Девушка должна была уехать через три дня, а спустя еще три дня вслед за ней должен был отправиться он.

            – Не понимаю, – спрашивал он в который раз, – почему мы не можем поехать вместе?

            – Потому, что я должна все подготовить к твоему приезду.

            Еще больше Анатолий был удивлен и озадачен, когда узнал, что для себя Рита взяла билет в купейный вагон, а для него в «СВ».

          

  – Почему «СВ»? Зачем так тратиться?! – возмущался молодой человек.

            – Господи, ну как ты не понимаешь? Ты едешь знакомиться с моими родителями. Пойми, первое впечатление – это очень важно. И я хочу, что бы это впечатление было как можно лучше. Поэтому я взяла тебе билет в «СВ». Ты приедешь свежим, отдохнувшим и непременно понравишься всем моим родственникам. И вообще, я люблю тебя, Толя. Разве это недостаточно веская причин, для того чтобы это путешествие ты проделал с комфортом?

            Свои слова Рита подтвердила страстным поцелуем. Против таких убедительных аргументов Анатолий был бессилен и больше уже не задавал никаких вопросов, тем более, что рот его был занят сладостным прикосновением ее губ.

 

            На перроне было многолюдно. Анатолий с трудом протиснулся через группу веселых молодых людей с гитарами к своему вагону. Зато у вагонов «СВ», не было никого, не считая  симпатичных и улыбчивых проводниц. Анатолий показал свои проездные документы и с облегчением нырнул в прохладу кондиционеров, работающих в вагоне. Прежде чем добраться до вокзала, Толик изрядно вспотел в переполненном автобусе.

            – В соседнем вагоне находится ресторан, – улыбнулась ему проводница, – где вы можете приобрести прохладительные напитки. 

            «А это, между прочим, кстати!» – подумал мужчина, и, минуя свое место, устремился за спасительной влагой.

            В вагоне ресторане Анатолий утолил жажду минеральной водой. И только сейчас, успокоившись, молодой человек неожиданно ощутил щемящую тоску. Он едет в другой город, в другую семью, где он должен произвести приятное впечатление на родителей будущей жены. Это означает, что… жизнь, его жизнь… ну если она не заканчивается, то его холостяцкая жизнь закончена окончательно и бесповоротно. Толик с тоской посмотрел на ряды красочных этикеток алкогольных напитков и неожиданно для себя бросил официантке:

            – Двести граммов вина, пожалуйста… 

            Через две минуты поезд тронулся. Толик направился в свое купе, отметив про себя, что все места заняты. Вино оказало свое действие и, проходя мимо миловидной девушки в короткой юбке, Анатолию подумалось, что в купе с ним может оказаться вполне симпатичная дама. И в завершении свое холостяцкой жизни он мог бы себе позволить… впрочем, все будет зависеть от попутчицы.

            Дверь купе, в котором должен ехать Анатолий оказалась закрытой. Он вежливо постучал и получил корректный ответ: «Минуточку».

            Голос был женским, что не могло не обрадовать Толика,  и он терпеливо топтался перед дверью минут… двадцать. По истечении этого времени, молодой человек постучал еще раз. Вместо ответа, ему послышался раскатистый храп. Думая, что ему показалось, Анатолий приложил ухо к двери. Сомнений быть не могло – звуки доносились из его купе. Молодой человек открыл дверь. Седовласая старушка, уперев локти в столик, дополняла перестук колес громогласными руладами.  Толик кашлянул раз восемь, прежде чем бабуля обратила на него свое внимание. Он бы с удовольствием остался незамеченным, но присесть ему было решительно негде – на месте Анатолия были разложены вещи попутчицы.

            – Ой! Я, кажется, заснула? – удивилась старушка, виновато улыбаясь.

            – Бывает… – проронил Толик, – а вы не могли бы…

            Молодой человек рукой указал на корзину. Бабуля тут же все поняла:

            – А вы, наверх положите. Ага, наверх. И корзину, и чемодан.

            – Чемодан? А здесь нет чемодана. Только корзина и платье.

            – Как нет чемодана? А где же он?!

            Анатолий беспомощно развел руки в стороны. Бабуля пристально оглядела все вокруг.

            – И вправду нет, – промолвила она. – Странно…

            Старушка бойко вскочила и куда-то ушла. Анатолий поставил свою спортивную сумку и пакет с едой на сидение и присел, с облегчением вытянув уставшие ноги. Но долго отдыхать ему не пришлось.

            – Вот он! – раздался дребезжащий голос старухи-попутчицы.

            За ней стояла проводница и полный мужчина в форменной фуражке.

            – Я бригадир поезда, – представился мужчина. – Эта дама утверждает, что вы украли у нее чемодан.

            – Конечно, украл! – подтвердила бабуля. – Вы на рожу его посмотрите. По всему видать – бандит!

            У Анатолия от возмущения язык прилип к гортани, кроме мычащих невразумительных звуков ему долго ничего не удавалось произнести.

            – Я не брал никакого чемодана! – придя в себя, заявил Анатолий. – И потом, куда бы я его дел, находясь в купе?

            – А вы обыщите, – посоветовала старушка.

            Бригадир поезда решительно вошел к купе и открыл сумку Анатолия.

            – Здесь трусы… – сообщил он.

            – Ну да, – согласился молодой человек. – Трусы, несколько моих трусов, носки, рубашка… В общем, там только мои вещи.

            Рука бригадира извлекла из сумки женские трусики. Толик готов был поклясться чем угодно, что видит эту деталь одежды впервые.

            – Вот же! – заверещала бабуля. – Это ж мои трусики из того самого украденного чемодана.

            – Стыдно, молодой человек! – нахмурилась проводница. – Красть у пожилой дамы очень стыдно!

            – А где сам чемодан? – вскричал Толик, пытаясь оправдаться. – Если я украл трусы, то где все остальное?!

            – Сообщник, – подсказала старушка. – У него тут сообщник. Ему он чемодан-то и передал.

            – Ну что ж, все ясно, – почесав толстую щеку, пробубнил бригадир, – через двадцать минут станция и я буду вынужден вызвать милицию.

            – Да почему же милицию? – умоляюще прижал руки к груди Анатолий, обращаясь к старушке-попутчице. – Я ж ни в чем не виноват! Ну вы вспомните, может быть вы в другом месте забыли этот чертов чемодан? Может, вы его вообще не брали?..

            Лицо старушки моментально изменилось. Из злого оно вдруг сделалось задумчивым.

            – Ой! Дура я старая! Вот ведь склероз… Не было у меня чемодана, – вспомнила женщина. – Корзина была, а чемодана, ей-богу, не было. Вы уж простите меня, бес попутал…

            Бригадир поезда и проводница тут же ретировались. Анатолий и бабуля остались в купе одни.

            – Ты уж не обижайся. Склероз у меня, – пыталась помириться старушка.

            От обиды смешанной с облегчением Толик снова потерял дар речи. Он  бессильно  махнул рукой и затих, уставившись в окно. 

            – Ну не серчай, – канючила бабуля, – забылась я. С кем не бывает?

            – Не серчаю я, – вынужден был ответить Анатолий, понимая, что иначе старушка не отстанет.

            – Вот и славно, – обрадовалась она. – Тогда в знак примирения, не принесешь мне чайку? Только обязательно с лимоном…

            Толик молча пошел за чаем. Проводница пообещала «через секундочку» доставить напиток в купе. Анатолий вернулся и доложил, что чай скоро будет.

            – Какой чай? – удивилась попутчица.

            – С лимоном…

            – А на что он мне? – округлившиеся глаза бабули испытующе уставились на молодого человека. – С лимоном?.. Да у меня от лимона изжога и газы!

            Ответ Толика потонул в шуме встречного поезда. Вошедшая проводница поставила перед бабулей стакан с дымящимся чаем:

            – С лимоном, как заказывали.

            – Ничего я не заказывала, – скрипучим и недовольным голосом произнесла бабуля.

            – Ну как же? Молодой человек сказал…

            – Чай с сахаром? – перебила старушка.

            – Да.

            – Тогда все понятно, – и шепотом, который, вероятно, был слышен в соседнем вагоне, старушка изложила девушке свою догадку: – Этот парень узнал, что у меня сахарный диабет. Он хочет опоить меня чаем, чтобы завладеть моей корзиной. А у меня там ценные вещи…

            – О господи! – возмутился Анатолий. – Что вы несете? Вы сами просили меня за чаем сходить!

            По подозрительному взгляду проводницы, Толик понял, что ему не верят. Он выскочил из купе, нарочито громко хлопнув дверью.

            Лишь минут через 30 он пришел в себя и, решив больше не поддаваться на «козни старухи», вернулся на место.

            Бабка тихо громко храпела. Толик вспомнил, что с утра ничего не ел. Он поискал глазами пакет с провизией, но не нашел. Спрашивать у соседки он не решился. Анатолий прилег и тут же получил неслабый удар в бок.

            – В чем дело? – не сразу нашелся он.

            – Не храпите так, молодой человек! С вами в купе находится приличная женщина, а вы храпите, как стадо обезумевших лошадей! – попутчица гневно сверкала глазами.

            – Ну это уже слишком! – возмутился, наконец, Анатолий. – Я в милицию заявлю. Где мой пакет?

            – Какой пакет? – тон беседы сменился, бабуля выглядела испуганной и миролюбивой.

            – Мой пакет. Он стоял вот здесь, – Толик указал место недавней дислокации пакета с едой.

            – Ой, батюшки! – сплеснула руками старушка. – Так это твой пакет? А я думала, террористы бомбу подложили…

            – И?..

            – И выбросила его. В окно вышвырнула.

            Анатолий застонал, словно в приступе внезапной зубной боли.

            – А там было что-нибудь ценное? – полюбопытствовала соседка.

            – Ужин там был мой… вместе с завтраком и обедом, – Анатолий в отчаянье ударился головой о стенку купе.

            – Да не переживай ты так, – успокоила бабка. – У меня в корзине еда. Там и яйца вареные, и лучок, и варенье клубничное есть…

            – Я не ем яйца, я не люблю лук, – воспротивился Толик.

            Но старушка не слушала. Она полезла за корзиной. Поезд внезапно дернулся, и бабуля, не удержавшись, рухнула на колени молодого человека. Затем, с небывалой прытью, она вскочила на ноги и куда-то умчалась.

            Минут через 10 в дверь купе постучали.

            – Да-да, войдите, – разрешил Толик.

            В купе заглянула чем-то смущенная проводница.

            – Хотите совет, молодой человек? – начала она.

            – Слушаю вас…

            – Если не хотите неприятностей с милицией, то, как бы это сказать, не приставайте к старушке.

            – Да я к ней не приставал, – заверил Анатолий. – Она сама, то чемодан у нее, то чай…

            – Я имею в виду, не домогайтесь ее, – добавила проводница и густо покраснела.

            – Что?!.. Вы в своем уме?!

            – Я в уме, – резко ответила девушка. – А вот вы, похоже, нет. Если вы еще раз позволите усадить к себе на колени вашу попутчицу, она напишет заявление об изнасиловании.

            – Чтоооо?! – вскричал Анатолий.  Да это бред какой-то! Да это черт знает что…

            – Это не бред, молодой человек, – из-за плеча проводницы показалось обиженное лицо старушки. – Это вовсе не бред! Между прочим, я замужем. И я честная женщина. Возможно вы привыкли общаться со всякими там… так знайте, я не из этих. Я не позволю вам приставать ко мне с грязными намереньями.

            Анатолий до ночи простоял в коридоре. Чувствую, что вот-вот заснет, он обратился к проводнице.

            – Девушка, милая, нет ли у вас другого места, подальше отсюда?

            – К сожалению, ничем не смогу вам помочь.

            – А может быть в другом вагоне? Может в купейном? – с надеждой спрашивал Толик. – В плацкартном? Да хоть в общем?!

            – Все места раскуплены. Так что, займите свое место и ведите себя подобающе…

 

            Анатолий едва не вывалился из вагона, когда поезд прибыл на конечную станцию. Всю ночь он провел в коридоре. Он не сразу узнал среди группы встречающих Риту. Она стояла и чему-то улыбалась:

            – Ну здравствуй, любимый.

            – Привет, Марго, – устало произнес Толик. – К сожалению, я не отдохнувший и не свежий. Так что никакого первого впечатления на твоих родственников не произведу.

            – Познакомься, – вместо ответа, сказала Рита, – это мои мама, папа, сестра и братья.

            Только теперь Толик обратил внимание на окружавших невесту людей.

            – Очень приятно, – промолвил он, – Анатолий. 

            – А это… – загадочно заулыбалась Рита, – моя бабушка.

            Анатолий обернулся и едва не бросился под поезд. Сзади него стояла попутчица с корзиной.

            – Поздравляю вас, Анатолий, – торжественным тоном произнесла старушка, – вы прошли проверку.

            – В нашей семье принято испытывать нового члена на терпимость к людям, – пояснила Рита. 

            – Добро пожаловать в нашу семью, – поздравил Анатолия отец Маргариты.

            «Хорошо, что в вашей семье не проводится тест на верность», – с облегчением подумал Толик; сестра у Риты была очень красивой девушкой.

           

 

 

                                                                                                                                 01.08.2010.

 

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>